Олег (sil2ooo) wrote,
Олег
sil2ooo

Categories:

И снова Витсен, и снова "Северная и Восточная Тартария"

Вот уже 4 года, как вышел трехтомник Николаса Витсена "Северная и Восточная Тартария".
Помимо того, что книги были разосланы по всем крупным библиотекам России, электронный вариант может найти в сети каждый, о издании написано крайне мало.

В чем же причина такого молчания? Большинство обывателей польстившись столь модным и бурно обсуждаемым термином "Тартария", ждали от книги разоблачений, подтверждений теорий искажения истории славян. Но, нет, книга оказалась многим не по зубам. Слишком скушна. Витсен пишет о Китае, о Азии, Грузии и Армении, Персии всюду земли эти населяют племена диких кочевников в большинстве своем даже не знающих письма, промышляющих охотой, стрелков из лука, поедателей сырой конины.
То-тут то-там нет, да и встретятся обрывочные упоминания о наличии каких-то крепостей и храмов, но кто их строил и когда непонятно. Есть ли какая-либо структура, государственность, институты власти, что-либо что бы объединяло эти стада кочевников понять сложно.

Историки в восторге от книги, а я, читая все больше унывал, начинал пролистывать страницы и главы, чтение походило на поездку в поезде дальнего следования где из окна видны лишь одинаковые елки да сосны. И решил я тогда, что с книгой этой что-то не то! Рваное, несвязное сборище диких сказок, подумал я.  То-ли Витсен писал ерунду или может и после него текст был изменен я не знал, но так решил.  Написал статейку "Чуда не случилось" и  поставил золотой трехтомник на полку, пылиться.
Но, история не этом не закончилась.


Не без помощи любезной i_mar_a, за что ей нижайщий поклон и благодарность,  у меня завязалась небольшая переписка с дочерью переводчика книги Витсена на русский язык которая так же многие годы занималась подготовкой книги к печати.

"...Не могу понять, чем можно быть разочарованным в новом, огромном по объему источнике? Это взгляд на огромную, неизвестную территорию, из 17 века, в основном, это и не его собственный текст, а компиляция из присланных сведений разнообразных по уровню культуры людей, материалы, собиравшиеся им в течение 30 лет. ..."

Конечно, мое отношение к книге, показалось, мягко говоря "наивным", а если учесть, что люди посвящали жизни работы над переводом, и эстафету подхватили дети, читать такие "заключения" от каких-то там "умников" вроде меня было крайне неприятно.

Но, кто занимался переводом? Что это был за человек? Давайте узнаем:


В Голландии даже вышла книга о переводчице Тартарий Вистена. Но, книга Жанин Ягер (Janine Jager) "Вильгельмина Трисман" написана и издана только на голландском.

Обложка книги. Кстати, левая рука в гипсе (упала в гололед). Но дома сидеть не может - Витсен ждет!

Вот что мне вкратце рассказала о своей матери Лидиия Андреевнна:

"...Годы жизни 1901-1982 (Роттердам-Ленинград). Вернувшись в Ленинград в 1945-м после эвакуации, она с большим трудом, была взята в штат Музея Антропологии и Этнографии АН СССР то-есть Кунсткамеры на должность технического работника, для начала. Целью карьеры была должность в отделе Индонезии Музея, где очень желательно было знание голландского языка.
А пока, директор Института этнографии (Музей был при нем) решил попробовать такую оказию - для попытки перевести со староголландского известной ученым книги Витсена с заманчивым названием С и В Тартария, экземпляр которой находился в Библитеке АН. Ну и началось.
И продолжалось лет 5-6, с дальнейшей доработкой всю жизнь. Эта работа стала на тот период плановой, мама имела стол в кабинете Индии и Индонезии, где и занималась переводом ежедневно. Что меня поражает до сих пор - ведь никакого спец. словаря и никакого базового знания на филологическом уровне у неё не было. Она была носителем языка, с которым серьёзно не общалась уже лет 20. Образование она получила до войны в Ленинграде, английский язык, Пед. институт. Талант к языкам, любовь к работе и перфекционизм конечно были.
Почему Индонезия? Это же бывшая колония Голландии (до 47 года). Вся научная литература, словом, всякая серьезная информация - на голландском. Язык - редкий в России, а она - носитель. Позже, до конца ее работы и выхода на пенсию в 70 лет, она занималась индонезийскими коллекциями, написала несколько статей..."


Вильгельмина Герардовна Трисман

Нет у меня не права, нет не причин сомневаться, что перевод книги выполнен досканально, уважительно и профессионально, слово в слово.

Грешить на Николааса Витсена и говорить о том, что признаный ученый, картограф, бургомистр Амстердама писал ерунду - тоже. Это смешно!


" …Из пятерых детей Корнелиса Витсена самым знаменитым стал Николаас (1641-1717). В возрасте пятнадцати лет он сопровождал отца в дипломатическую поездку в Англию, где несколько недель был гостем Кромвеля. После возвращения из Англии он изучал математику, астрономию и философию в прославленной школе Атеней в Амстердаме, занимался поэзией, а также гравированием, что позднее использовал в своих научных исследованиях и в кораблестроении.
В январе 1663 г. для продолжения образования Витсен уехал в Лейден, где в университете изучал правоведение, но с большим удовольствием, как пишет в автобиографии, слушал лекции по философии; он подружился с профессором арабской литературы Голиусом, от которого получил много сведений о восточных странах и народах. 11 июля 1664 г. он защитил диссертацию по правоведению и получил диплом доктора права. Образование полагалось завершить путешествием, и Николаас Витсен был прикомандирован к свите голландского посольства Якоба Борейля, с которым в 1664—1665 гг. совершил описываемую здесь поездку в Московию.
Лучшим историческим документом этого посольства оказался живой и увлекательный, полный непосредственных впечатлений дневник Витсена и его путевые зарисовки.
Этот дневник может быть отнесен к наиболее достоверным и познавательным сочинениям иностранцев о России XVII в. Гравюры, созданные Витсеном по собственным рисункам, украшали известную книгу Адама Олеария “Описание путешествия в Московию” (1671) и один из томов престижной серии “Всемирная галерея”, вышедший в Лейдене в 1724 г.

Будучи в Москве, Витсен познакомился со многими государственными деятелями, в том числе с послом Нидерландов фон Келлером, переводчиком Посольского приказа, а в будущем - главой Сибирского приказа, автором географических трудов А.А. Виниусом, патриархом Никоном. Его интересовали люди и нравы, обычаи и религия, культура и постройки, военное дело и посольские церемонии, облик городов и деревень, дороги и транспорт, утварь и одежда жителей. Он видел ненцев (самоедов), татар, калмыков, персов, греков, изучал письмена калмыков и тунгусов. Москва предстала перед молодым голландцем местом смешения культур европейских и азиатских народов и увлекла идеей составить карту Татарии. Трудности его не пугали.
Изречение Овидия “Labor omnia vincit (Трудом все побеждается)” украшало прижизненные издания Витсена и было выгравировано на его надгробии. Вернувшись из Московии, Витсен стал настойчиво собирать сведения о народах и землях Восточной Азии. Жажду знаний подкрепляли и объективные обстоятельства.
Новые географические данные, оказавшиеся в распоряжении европейцев в конце XVII в., способствовали возрождению интереса к северо-восточному пути в Китай и Восточную Индию мимо северных берегов Азии, оставленному на долгое время после неудачных английских и голландских экспедиций XVI в. Открывались новые перспективы торговли с Востоком, сулившие неслыханный успех. В работе помогали бесчисленные официальные обязанности, позволившие составить обширнейший круг знакомств.
Тринадцать раз избиравшийся мэром Амстердама, Витсен в разные периоды также занимал посты казначея, советника и депутата Генеральных штатов (парламента Нидерландов - Т.С.), а также их специального делегата в Англии, был наблюдателем за военными действиями против Франции, постоянным членом совета Ост-Индской компании, создателем и куратором Ботанического сада. Его перу принадлежала книга “Древнее и современное судостроение и судовождение” (1671). Ему же голландское законодательство обязано большею частью постановлений о кормщиках, авариях, береговом праве, которые он подготовил, исполняя обязанности специального уполномоченного по лоцманскому делу, сборщика налогов на маяки и бакены к северу от р. Маас, комиссионера вод и каналов Амстердама и пр. Витсен был страстным любителем науки. Его библиотека насчитывала более 2000 книг, манускриптов, гравюр и карт. Его коллекция антиквариата включала монеты, античные скульптуры, картины, этнографические редкости, орудие и математические инструменты. Естественнонаучная коллекция включала гербарии, минералы, ископаемые, раковины, кораллы и другие морские продукты. Имел он также сотни сосудов с образцами животного мира из Ост- и Вест-Индии (среди них - детеныш медведя, крошечный суринамский ребенок, зародыш гиппопотама, пять “морских вшей”, рыбы, птицы и змеи всех форм и размеров).

Его работа по сбору информации была неустанной и кропотливой. Он опрашивал людей, писал письма, обменивался посылками, поручал что-то узнать, собирал “дорожники”, описания областей и народов, карты и их типографские печатные доски.
Важную роль в его работе играли русские источники и материалы, опубликовав ряд которых, ученый тем самым навсегда сберег их для истории. Эти сведения о Сибири были наиболее подробными и достоверными. В то время, когда на Запад проникали самые минимальные сведения об азиатском Севере, русские уже исходили всю Азию до самого Китая. В батыевой столице Сарае было так много русских, что там в 1269 г. учреждена была русская епархия; монголы целыми тысячами приводили русских пленников в Китай, так что в XIII в. последних было много в гвардии богдыхана. Обширная информация о Сибири была собрана русскими во время колонизации ими этого региона, начиная с конца XV в.

Составляя свою карту, Витсен выступил в роли собирателя и классификатора огромного числа разрозненных сообщений. От придворного живописца царя Алексея Михайловича С.А.Лопуцкого он получил карту Новой земли и острова Вайгач, “некий господин, проживавший в Архангельске”, сообщил ему “Описание самоедов Новой Земли”, из Соликамска писали о путях через Сибирь, из Тобольска - “относительно русского христианства в Китае”. Он пользовался сочинениями, которые тогда были недоступны иностранцам, располагал документами о Сибири, опубликованными в России лишь в сер. XIX в. Благодаря своим корреспондентам (имена которых, как правило, не оглашались) в Москве, Астрахани и других русских, как впрочем, и китайских, турецких, египетских городах, Витсен собрал громадный архив о странах Старого Света, который позволил ему создавать географические произведения, ценнейшие по документированности и обилия материалов.

Еще более тесные связи Витсена с Россией и Петром установились в 1697—1698 гг., когда правительство Нидерландов поручило Витсену принимать и сопровождать Петра I в Голландии. Николаас Витсен был с Петром во всех его поездках в Гаагу и Утрехт, вместе с ним участвовал в публичных приемах послов, в празднованиях, давал советы при отборе людей на службу в Россию. Поскольку царь хотел брать уроки мореплавания и навигации, учиться проектированию кораблей, искусству гравирования, Витсен рекомендовал ему преподавателей. От имени города Витсен подарил царю полностью оснащенный корабль, который Петр назвал «Амстердам».
Витсен познакомил Петра с учеными знаменитостями того времени — Петр осмотрел замечательные коллекции древних монет и языческих идолов Якова де Вильде, анатомический кабинет профессора Рюйша, где упражнялся в хирургических операциях и оставил в альбоме для посетителей свою запись и подпись. У доктора Бургаве царь работал над трупами, заставляя своих русских спутников, наблюдавших за ним с отвращением, разрывать мускулы трупа зубами. Посетил лекарственный огород, «...в том огороде зело многое множество древ иностранных... Потчевали послов в том саду Николай Витцен и приставы посольские. В ествах и питии со всяким довольством» 6 .
Бывая в доме Витсена, Петр познакомился с его археологическим музеем, в котором находились так называемые сибирские древности, найденные в пещерах и курганах России. «Если бы старость мне не мешала,— писал Витсен 15 июня 1714 г.,— я сумел бы прояснить рассказы о северном золоте и серебре. У меня самого много минералов, полученных с Новой Земли, из Нерчинска, из Сибири, Норвегии и др.»

7 .
Петра связывала с Витсеном сердечная дружба: в период Северной войны (1700—1721) ходатайство Витсена во многом способствовало решению Генеральных Штатов о неучастии в войне на стороне Швеции; при содействии Витсена из нейтральной Голландии, несмотря на строгий запрет ее правительства, тайно [12] вывозили оружие для России, причем русский посол в Гааге А. А. Матвеев решительно предупредил свое правительство не оскорблять Витсена предложением денежного вознаграждения.
Дружба Витсена с российским императором оказалась немаловажной для истории всей Европы.
Николаас Витсен скончался 10 (21) августа 1717 г. Есть сведения, что Петр I, который был в это время вторично в Голландии, присутствовал при кончине Витсена, после смерти которого сказал, что в его лице потерял одного из своих лучших друзей в Голландии. (Из Предисловия к «Путешествию...»)
В 1692 году Витсен выпустил Северную и Восточную Тартарию, внушительную книгу на 660 страниц. Новое, переработанное, издание этого труда насчитывало уже тысячу страниц и вышло в двух томах в 1705 году. Несмотря на название книги Витсен не ограничился северной и восточной частью Внутренней Евразии. В действительности, его книга описывала значительно больший регион, чем был представлен на карте, поскольку, помимо Сибири, Монголии, Центральной Азии, в ней рассказывалось о Манчжурии, островах к северу от японского острова Хонсю и Кореи, а также о Персии, Крыме, Кавказе, землях в верхнем и среднем течении Волги и об Урале. Витсен посвятил свою карту Петру Великому, который всячески поощрял научные изыскания амстердамского друга.
Выдающиеся российские учёные Г. Ф. Миллер и Б. П. Полевой отмечали, что Витсен открыл новую страницу в изучении Сибири и сожалел о том, что его фундаментальный труд не переведён на русский язык. Предполагаемое издание призвано восполнить этот пробел. В его подготовке принимали участие историки из Москвы, Санкт-Петербурга и Амстердама, работавшие в рамках «Витсеновского проекта», инициатором которого стал профессор амстердамского университета Б.Наарден.
PS. Монография О Тартарии была переведена стор. Ин-та этнографии АН СССР в Ленинграде Вильгельминой Тристан, спустя 300 лет после ее издания в Голландии, а еще через полвека 3-томник, на русском языке, изданный по инициативе голландских учреждений культуры, с финансовой помощью Мин. культуры и спонсоров, был подарен многим научным библиотекам России. ..."


Что же я хотел всем этим сказать? Где сенсации? Где разоблачения?  Что же получается, Витсен прав? Все так и было? Тартария Витсена лишь  "приют убогого чухонца и лес, неведомый лучам"?

Да, я уверен, что все так и было. И ничего страшного в этом нет. То что застали современники Витсена которых судьба занесла на территории Тартарии и о чем Николасс нам подробно рассказал, все правда.

Развалины, лучники азиаты. Какие-то толи зачатки толи остатки культуры, кое-где мелкие царьки, но больше дичь, палатки, кочевники в шкурах.

Но, как же великое прошлое славян? Как же страна, государство Тартария, это же все было! Марко Поло писал о великом государстве, на древних картах вся Сибирь усеяна городами!

Спокойствие, все это прекрастно вяжется, нет тут никакого подвоха и обмана. Не буду повторяться о том, о чем уже и без того много и подробно написано, дам ссылку на чудестную работу gilliotinusа Воспоминания о Конце Света 17го начала 18го веков..Краткий обзор некоторых событий ушедших времен.. Там все написано, связывайте, анализируйте, сопоставляйте.

Скоро напишу еще о Витсене, о его путешествию в Московию,
Герберштейне и Корбе!

Stay tunned!
Tags: Вильгельмина Герардовна Трисман, витсен, тартария, фальсификация истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments